Мальчик с характером

Как Артамоша в зоопарк ходил

Поехали мама, папа, Любочка и Артамоша в зоопарк. Сначала ехали на трамвае, потом на автобусе. Наконец приехали. И сразу побежали смотреть слона. Но оказа­лось, что в зоопарке не слон, а слониха, зовут ее Милоч­ка, и сейчас она находится в своем доме и не хочет из него выходить. Действительно — в глубине вольера — поля для прогулок — стоял дом. Дверь его была открыть и видне­лась чья-то большая толстая, черная нога, наверное милочкина. Мама, папа, Любочка и Артамоша долго ждали — не выйдет ли слониха, но она так и не вышла, и они пошли смотреть других зверей.

Неподалеку от слонихи были вольеры для копытных жи­вотных, или, как сказала Любочка, лошадиных. Паслись ослики, ламы, лохматые и рогатые антилопы. Одни анти­лопы были высокое, важные, светлые — их звали нильгау. А другие были коротенькие, свирепые и черные. Их звали гну. Два верблюда лежали, положив головы друг другу на спины, и что-то жевали большими мягкими губа­ми. Черные, громадные тибетские яки еле переступали, путаясь в длинной, похожей на юбку, шерсти. Но больше всего детям понравилась зебра. У нее была гладкая, как шелковая кожа, и полоски казались нарисованными, та­кие они были яркие, отчетливые. Зебра подходила к ре­шетке, которая отгораживала вольер от дорожки, и, про­сунув морду сквозь прутья, широко разевала пасть с длин­ными желтыми зубами и влажным розовым языком.

— Что это она? — спросила Любочка.

— Она, по-моему, есть просит, — сказала мама.

— Сейчас проверим, — и папа взял одну конфету, ко­торые они принесли с собой для угощения медведей, раз­вернул ее и бросил зебре прямо в рот. Зебра захлопнула пасть, проглотила конфету и опять открыла пасть.

— Теперь я, теперь я, — закричала Любочка. Она ки­нула, но не попала, потому что боялась подойти слишком близко, — очень уж большие были у зебры зубы. При­шлось маме перекинуть за нее. Зебра съела и эту конфету и снова показала свои зубы.

— Ну, уж хватит тебе, — сказал папа. — Пошли смот­реть медведей.

И они смотрели медведей, которые были настолько за­кормлены конфетами, что не хотели их есть. И смотрели барсука и енота, и водяных крыс — нутрий, и дикую со­баку Динго, которая, не переставая, бегала по клетке и ни на кого не смотрела. Потом они пошли взглянуть на крупных хищников. В зоопарке было четыре титра, лео­пард, лев, львица, львенок, пума с детенышами, две рыси — каждый зверь в особой клетке. Их как раз кормили, и они, урча, ели сырое мясо и били хвостами.

Потом мама, папа, Любочка и Артамоша пошли в ви­варий, где за стеклом в воде лежали два крокодила. Они были освещены большой яркой лампой, «Искусственное солнце», — сказала мама. Любочка решила, что эти крокодилы не настоящие, а картонные, потому что за все вре­мя, пока она на них смотрела, ни один из двух даже глазом не моргнул. Но папа сказал:

— Посмотри на воду.

И Любочка увидела, что в воде, возле головы крокоди­лов, лопаются маленькие пузырьки воздуха: они дышали.

Тема в зоопарке.

Потом еще смотрели обезьян: они были очень смеш­ные, похожие на маленьких детишек, но очень ловкие и проворные.

Любочке все звери нравшшсь. А Артомоша как-то ко всему оставался равнодушным. Его поразило только, как зебра ела конфеты, и немного заинтересовали пумята. Он спросил, показывая на пуму: «Это ее детки?». А когда мама, папа и Любочка рассматривали хищных птиц, Артамоша вдруг пропал.

— Посмотри, Любочка, — говорил папа, — у этого кондора человеческое выражение лица. Видишь, как буд­то, старый больной человек.

— А где же Артамоша? — спросила вдруг мама.

— Он только что был здесь, — сказал папа, и все бро­сились искать ребенка.

Ребенка нашли возле пруда с водоплавающей птицей. Но он не смотрел на белых лебедей, на черных австралийских лебедой и даже на пеликанов. Сразу за прудом прохо­дила железнодорожная насыпь, и по ней то и дело, не спеша, двигались какие-то товарные составы — видимо неподалеку была сортировочная станция. На эти составы и смотрел с упоением Артамоша и ни за что не хотел ухо­дить, хотя ему и обещали, что они с Любочкой будут ка­таться на пони.

И они действительно покатались на пони, запряжен­ном в маленькую тележку, а потом на бухарской карусели — Артамоша внутри карусели на скамеечке, а Любочка верхом на ослике.

А когда они вернулись домой, и бабушка спросила Артамошу, что ему больше всего понравилось в зоопарке, он сказал:

— Поезды.

Комментарии (2)

  • Земфира Юнусова :

    Не просто было, я полагаю, маме такого «протестного» сына! Спасибо! Читала не отрываясь.

  • Елена Пономарева :

    С большим удовольствием прочла.
    Читала и вспоминала о своих детках, как росли мои девочки. Они тоже творили чудеса в решете.
    Маленькая Таня называла точилку для карандашей карандачил и точила все подряд. А Оля, когда ей было три года проглотила батарейку от наручных часов. Ждали трое суток выхода наружу.После этого, наша бабушка батарейку вставила в часы моего мужа и они прекрасно работали.

Оставить комментарий